Юлия Полетаева: "Для меня каждый проект, каждое взаимодействие с клиентом - это вызов"

ГлавнаяО компанииСтатьи и публикацииHeadMade by SHL: проект о сотрудниках SHL RussiaЮлия Полетаева: "Для меня каждый проект, каждое взаимодействие с клиентом - это вызов"
Юлия Полетаева:  "Для меня каждый проект, каждое взаимодействие с клиентом - это вызов"

HeadMade by SHL – это проект о сотрудниках SHL Russia. Предлагаем вашему вниманию интервью с экспертом в области оценки персонала, Управляющим консультантом московского отдела консалтинга SHL Russia&CIS Юлией Полетаевой.

Выбор профессии

“Я – возрастной психолог, закончила соответствующую кафедру на факультете психологии МГУ. По окончании университета я не очень видела себя в школе или детском саду и так попала в прекрасную команду в HR в сеть спортивных магазинов, выбрав профессию.

Когда я пришла в SHL, в моей работе получился еще больший стык HR и психологии, но не могу сказать, что почти 12 лет назад я точно представляла себе, что такое ассессменты.

Сейчас я довольна сделанным выбором. Во-первых, это не только HR и организационная активность: работа все равно имеет отношение к психологии, к психодиагностике как минимум. Второй момент – это индивидуальный контакт с участником ассессмента во время обратной связи, который также позволяет применять полученные когда-то и получаемые сейчас в сфере психологии знания. Мне это интересно, поскольку я некоторое время училась на психотерапевта. А еще мне нравится разнообразие – есть ассессменты, семинары, есть эпистолярный жанр, а есть большой объем проектной и административной работы. Также ты постоянно встречаешься с разными клиентами, корпоративными культурами, стилями управления, но при этом не зависишь ни от одного из них – у тебя нет постоянного внутреннего клиента: есть разные компании, и, если где-то сложно, ты понимаешь, что потом будет другой опыт”.

Можно ли обмануть ассессора
“Любой инструмент измерения обладает погрешностью. Поскольку ассессмент - это, своего рода, весы или линейка, то, безусловно, и у него есть погрешность, некая вероятность. Дело не в том, сколько раз участник проходил центр оценки, был у него этот опыт или нет, если человек что-то может продемонстрировать и продемонстрировать хорошо в ходе выполнения кейсов, значит, он умеет это делать, может это проявлять, а дальше, в рабочей деятельности, это уже вопрос его мотивации.

Если ассессор тщательно работает с протоколами и оценочными формами и, прежде чем сделать выводы, скрупулезно прорабатывает все материалы, он все равно найдет не только то, что лежит на поверхности, он обнаружит и неочевидные паттерны поведения: в каких-то фразах, словах или способах действия это все-таки проявляется. Здесь вопрос опыта, внимания оценщика и следования процедуре.

Я верю, что процедура работает, и она дает возможность зацепиться за какие-то вещи, которые человек хочет скрыть: они все равно бессознательно проявляются, если это действительно черта, которая ему присуща. Поэтому, с одной стороны, да, неопытного или невнимательного ассессора проще обвести вокруг пальца, а, с другой, если у человека совсем плохо с какой-то компетенцией, очень сложно проявить ее на высоком уровне, даже если ты знаешь кейс, даже если у тебя есть опыт и ты хочешь обмануть ассессора”.

Живой ли человек ассессор

“Думаю, в работе ассессора надо четко разводить две вещи: первое - когда ты находишься в контакте с участником здесь и сейчас, и второе - когда ты анализируешь результаты.

Когда ты играешь ролевой кейс, ты действуешь, исходя из образа твоего персонажа, а также реакций, которые у тебя вызывает участник. Если человек ярко себя проявляет, очень сложно отключиться от этого - ты все равно идешь за тем, как эмоционально выстраивается ситуация. Формат оценки подразумевает, что ролевой игрок, помимо инструкции, идет за своими эмоциями.

Но когда анализируешь результаты, смотришь на протокол, на критерии, соотносишь их друг с другом и выставляешь оценку, выстроенная процедура помогает исключить эмоции. В результате ты перечитываешь протокол и выставляешь оценки на рациональных выводах. Если участник сложный, и ты почувствовал, что включился во взаимодействие с ним, в позитив или негатив, не надо все делать сразу, стоит отложить анализ результатов, работу с материалами”.



Отражение профессии в жизни

“Для меня каждый проект, каждое взаимодействие с клиентом - это вызов. Часто это новая ситуация, новые люди, новые условия, наша работа - это очень изменчивая, гибкая среда, а многие из нас, в том числе и я достаточно интровертированы, поэтому работа в нашей практике – это реальное саморазвитие, тренировка каждый день, у нас работа, вообще, не про стабильность. Ты не знаешь, какие у тебя завтра будут проекты, какой клиент, и в этом смысле SHL воспитала мою гибкость и продолжает это делать".

Значимые проекты
“Меня вдохновляют компании, сотрудники которых открыты и восприимчивы, проекты, которые проводятся с четкими, однозначными, востребованными целями, когда во время обратной связи происходит живой, хотя и не всегда простой, диалог, приводящий к осознанию, а не к появлению галочки «сделано»

Если говорить о значимых для меня проектах помимо ассессментов, то в R&D мы разрабатывали тесты как для использования внутри компаний клиентов, так и тесты, которые есть сейчас в нашей он-лайн системе,то есть непосредственно разработка инструментов с нуля. И я вижу результат - и мы сами, и клиенты пользуемся этими инструментами, они работают - это тоже очень круто!”

Как проработать в одной компании 11 лет
“У нас в компании люди, которые работают в оценке (как в Москве, так и в Петербурге) - это такая абсолютно уникальная человеческая команда, люди, которые делают свою работу не ради амбиций, не ради денег, а потому что они нашли на данный момент среду и интерес для себя. И этот момент для многих длится уже годы и годы. И это какой-то очень крутой уровень взаимной поддержки. Это основной базис в нашей компании, который есть.

Мне нравится корпоративная культура SHL: отношение к людям без регламентации и сильных ограничений, отсутствие внутренних политических течений в компании, необходимости подстраиваться под них. Каждый имеет право на свою точку зрения, на ошибку. У нас есть достаточно большая степень свободы: никто не будет тебя контролировать, если ты качественно делаешь свою работу, ты можешь по факту творить каждый проект, создавать новые дизайны, кастомизировать инструменты оценки, если, конечно, у тебя есть на это время . Эти корпоративные особенности находят во мне большой отклик.

Очень импонирует стиль нашего нового офиса, это не обычный open space или “офисные перегородки”. Тут чувствуется дух художественной студии, и помещение мы сделали достаточно конструкторское, когда можно передвигать столы, работать на лавках, пуфах и т.д. Неформальность рабочего пространства - то, что меня действительно поддерживает. И это бывшее здание фабрики, промышленная архитектура XIX века, каждый кирпичик напоминает об этом”.

Мои увлечения
"Завидую людям, для которых работа – это главное хобби, я же трачу свободное время на другие увлечения: люблю балет, хорошей школы, не обязательно классический, но исполнители должны быть с такой подготовкой. Пытаюсь изучать архитектуру и историю. Когда я училась в школе в 90егг, историю нашей страны нам почти не преподавали, одни учебники ушли, а те, что пришли, были специфичными, вот сейчас пришло время наверстать упущенное".


Блиц-интервью

Главная ценность в жизни?
Справедливость.

Источники вдохновения?
С одной стороны, семья, друзья, с другой – возможность никого не видеть и не слышать.

Музыка или живопись?
Музыка.

Бумажные книги или электронные?
Бумажные однозначно.

Впечатления или практичность?
Впечатления.

Человек или искусственный интеллект?
Конечно, человек. Я - ретроград :-)

Один вопрос любому человеку: кого и о чем бы вы спросили?

Я бы спросила у людей, которые выиграли Войну, у Жукова, например, каково это принимать решения, от которых столько зависит, и как с этим, с последствиями этого, существовать после, каково это быть Титаном.


Вы можете задать вопрос Юлии Полетаевой, воспользовавшись формой ниже.

Сопутствующие услуги