Константин Малко: «Моя главная любовь – HR»

Константин Малко: «Моя главная любовь – HR»

HeadMade by SHL – это проект о сотрудниках SHL Russia. Предлагаем вашему вниманию интервью с аналитиком отдела маркетинга Константином Малко.

– Расскажи про свой профессиональный путь. Как он начинался?
– После школы я поступил на факультет бизнеса в Университет КИМЭП в Алма-Ате. Как говорили некоторые наши преподаватели, это островок американского образования в Средней Азии. Учеба велась по американской системе, полностью на английском языке. У нас была возможность составлять свое расписание, не было как таковых групп и старост, а учиться можно было в буквальном смысле круглый год. Поначалу было очень тяжело, но сейчас я понимаю, что нас приучали к независимости и самостоятельности. И самое ценное – нас научили учиться: если я чего-то не знаю, я понимаю, как найти достоверную информацию.

Со временем я начал вовлекаться в студенческие и молодежные организации, которых было очень много при университете. Участвовал в подготовке выставки по комиксам, а потом, совершенно случайно, я попал в «Центрально-Азиатский Центр Исследований Налогообложения». Мне безумно понравилось распутывать сложный клубок вопросов по налоговому праву. Это завораживало, и я увлекся настолько, что выступил на двух форумах с докладом про налогообложение Казахстана, а моя дополнительная специальность – Международное налоговое право. Вторая дополнительная – Маркетинг.

– Чем тебя привлек маркетинг?
– Мне нравилось изучать, как цвет, форма или материал упаковки товара влияют на покупательские решения, знакомиться с маркетинговым анализом рынка. Ну, и, конечно, личности преподавателей очень повлияли на выбор.

Если говорить о работе в маркетинге сейчас, в SHL, то привлекает возможность узнавать причины: выискивать информацию, анализировать ее, структурировать. Мы держим руку на пульсе и знаем, что происходит за пределами непосредственной работы с клиентами. И радует, что у меня такой энергичный руководитель, который побуждает много узнавать, много видеть.

– Налогообложение и маркетинг – это дополнительные специальности. А какая основная?
– Моя главная любовь – HR. Я пришел в эту сферу через AIESEC, молодежную организацию, где мы отправляли людей на социальные стажировки за границу – в Европу, Азию. Предварительно кандидаты проходили отбор, очень похожий на Центр Оценки. Одним из этапов была деловая игра, где мы участвовали в качестве ассессоров. Затем было интервью, которых я провел очень много, и чем дальше я их проводил, тем больше мне нравилась эта сфера. Я загорелся и пошел в HR.

– Получается, ты принимал участие в ассессментах в качестве наблюдателя. Расскажи, как это было тогда и как ты видишь это сейчас?
– Мне очень запомнилось, что, начиная выполнять упражнение, участники еще стараются вести себя «правильно», но через пять минут забывают о том, что ты за ними наблюдаешь, и начинает проявляться их настоящая личность. Практически сразу заметно, кто лидер, кто тихоня, кто тиран, а кто просто ерундой занимается. Безумно нравилось наблюдать эту перемену. И сейчас, зная гораздо больше про психометрику, компетенции, мне кажется, что наши консультанты наблюдают то же самое, но видят это тоньше и могут точнее это измерить. Хотелось бы когда-нибудь попробовать себя в такой работе, наблюдать я очень люблю.

– Ты не раз работал в международных командах. Расскажи об этом опыте.
– Пожалуй, самый яркий пример – это команда «по обмену» в Вене, где мы делали несколько групповых проектов. Там, помимо россиян, были австралийцы, чилийцы, словаки, итальянцы, японцы и др. В такой команде основная сложность – культурная: у каждой нации свое понимание того, как надо работать. Для кого-то сделать в последний момент – абсолютно нормально, а кто-то выполняет работу жестко по расписанию. Приходилось подстраиваться и в плане общения: выбирать то прямой стиль, то заходить завуалированно, издалека. И, конечно, из-за акцента не всегда понятно, что говорит человек. Но для меня разные культуры в команде – это плюс: каждый смотрит на одну и ту же задачу под разным углом, с учетом опыта своей страны.

– Команда SHL – какая она, на твой взгляд?
– Первое и главное слово – дружелюбная. Мы друг друга поддерживаем не только на словах, но и на деле. А еще мы так или иначе друг друга чему-то учим. И уважительно относимся ко времени, к каким-то личным особенностям, проблемам.

– Какого человека, на твой взгляд, можно назвать профессионалом?
– Об этом я думал последние несколько месяцев: увидел пост в соцсетях с признанием в любви профессионализму и задумался. Мне кажется, профессионал – это человек, который, безусловно, хорошо разбирается в своем деле, то есть имеет прочную теоретическую подготовку и немалый практический опыт. А если он чего-то не знает или не умеет, то найдет способ научиться. То есть такой человек – так или иначе – справится с решением любой профессиональной задачи.

– Несколько лет назад ты переехал из Казахстана в Россию. Тяжело ли дался переезд? Какие ощущения были в тот момент и сейчас?
– Мне исполнилось 22 года, когда я переехал. Я тогда первый раз уехал из дома, и, безусловно, психологически это было тяжело: очень скучал по семье, осознавал, что бросаю все свои налаженные контакты.

Сам переезд в Россию случился очень спонтанно: туда должен был поехать мой брат поступать в университет, и мы отправились искать ему ВУЗ. В результате я влюбился в Петербург сразу, и университет стал искать уже я:) Подготовился стахановскими методами и поступил в магистратуру Высшей Школы Менеджмента СПбГУ.

Поначалу петербуржцы казались менее открытыми и дружелюбными, более холодными что ли. Я привыкал к большому количеству людей и долгой дороге до учебы. Но один парень, с которым мы учились (из местных), сказал, что я веду себя как петербуржец и выгляжу как петербуржец. Я подумал тогда, что, значит, как-то вливаюсь.

Первое время я чувствовал себя казахстанцем на чужбине. Сейчас у меня ощущение, что старый дом уже остался позади, а к новому пока не вполне привык. Мне кажется, до конца это никогда не случится.

– Как ты ощущаешь себя сегодня? В связи с пандемией, большинство коллег в SHL теперь работают удаленно. Сложно ли тебе дался этот переход?
– Не очень сложно, я вообще домосед, очень ценю тишину и спокойствие. Единственная сложность, которая возникла, – как организовать время? Наверное, у многих так: непонятно, где заканчивается рабочий день и начинается свободный вечер. Я отвел себе комнату, где я отдыхаю, сплю и т.д., но работаю я только на кухне. Я даже рабочий компьютер не ношу в комнату, чтобы чисто психологически не нарушать разграничение рабочего и нерабочего пространства. В общем и целом, мне нравится работать удаленно: не надо тратить силы на долгую дорогу до офиса и обратно.

– Было ли в твоей жизни что-то, что кардинально изменило ее?
– Из самых радикальных изменений я, наверное, только одно могу назвать: когда родился мой брат. Тогда мне было пять лет, и моя жизнь однозначно изменилась навсегда.

А если говорить о процессе взросления, то да, было несколько людей и книг, которые перевернули мою картину мира. Например, моя однокурсница Таня, она же – мой руководитель в AIESEC. Про таких людей говорят: «Прирожденный лидер». Она руководила настолько изящно и незаметно, что мы понимали, что она дает нам указания, только когда задание было закончено. Мы чувствовали доверие и дружелюбие, знали, что этот человек всегда нам поможет, и, вместе с тем, понимали, что за выполнение проекта мы отвечаем перед ней. Тогда я впервые понял, что такое для меня настоящий лидер.

А из литературы это биография Цезаря, книги о Уинстоне Черчилле, Иисусе Христе, римском императоре Константине, Гарри Поттере. И Виктор Гюго – никакие произведения меня не трогали так, как его: глубина, то, как он исследовал человеческие эмоции, переживания, как достоверно и в то же время ненавязчиво все описывал.

– У тебя есть коллекция галстуков. Почему галстуки? Какой из них – самый дорогой для тебя?
– Они появились еще в школе :) Когда я учился в шестом или седьмом классе, ввели обязательную школьную форму: темно-синий костюм (брюки, рубашка, пиджак), и, честно говоря, выглядело все это не очень. Но мальчиком я был послушным и ходил в этой форме. И однажды я подумал, что про галстуки-то ничего не сказано!

Моя тетя подарила мне первый галстук – темно-синий, со смайликами (он один из моих любимых), и постепенно мои родные стали дарить мне разные галстуки, и я в них ходил. Школьная администрация злилась, но ничего сделать они не могли, и это доставляло мне своеобразное удовольствие. Сейчас у меня от 20 до 30 галстуков, точно не помню. В последнее время я перестал их носить, но я бы сам себе кое-что приобрел.

Блиц-интервью:

Удаленка или офис?
Удаленка.

Человек или искусственный интеллект?
Человек. Потому что у искусственного интеллекта нет души и эмоций.

Главный смысл в работе?
Развитие, наверное. И деньги.

В чем секрет успешной коммуникации?
Во взаимном уважении и в умении слушать.

Если бы о твоей работе можно было создать творческое произведение, что бы это могло быть?
У меня перед глазами картина: геометрические фигуры – конусы, шары, кубы, – лежащие на столе, нарисованные простым карандашом. Я вижу, что они сложены аккуратно, один к одному, потому что я структурирую информацию, а серый цвет, наверное, потому что информация, которую я собираю, не плохая и не хорошая: она просто есть.

Самые ценные качества в людях
Честность, доброта, такт, еще очень ценю интеллект. А в целом главная ценность для меня – это семья. Это люди, которым я всегда могу довериться и которые меня никогда не подведут, которые любят и ценят меня вне зависимости от того, какой я есть и кем стану, и я так же отношусь к ним. И такая атмосфера чувствовалась в AIESEC, отчасти это привлекло меня и в SHL: здесь тоже есть ощущение семейственности.

Первая ассоциация со словом «диджитализация»
Это слово вызывает у меня воспоминание о школьных годах, когда у кого-то из ребят только появился первый сотовый телефон с полифонией и цветным экраном. Весь класс кинулся смотреть – шумели, толкались, а владелец техники гордо демонстрировал новинку и ее функции, не понимая и половины из них. Зато какой фурор! Естественно, почти все стали говорить: "И мне тоже это надо!" А зачем - вопрос :)

Если бы тебе сказали, что один год ты можешь жить, не работая и ни в чем себе не отказывая, ты бы…
Я бы, наверное, сначала съездил в Рим, потом в Израиль (очень интересно посмотреть!), а потом я бы укрепил здоровье. И еще много бы читал, гулял. Обожаю гулять – просто выйти и идти куда-нибудь, смотреть по сторонам, дышать воздухом, перебирать ногами.

Беседовала Александра Ненилина 

Вы можете задать вопрос Константину Малко, воспользовавшись формой ниже.

Будь в курсе мировых HR-тенденций!